Следующим пунктом наших Сочи-прогулок пусть будет Адлер. Если быть ещё более точным, то его набережная. От нашего жилья возле Олимпийского парка добираться на машине сюда всего минут 10. Гораздо дольше искать парковку — кругом запрещающие знаки, а все незапрещённые места заняты. Припарковаться получилось только когда увидели отъезжающую машину и встали на её место. Остановились мы недалеко от реки Мзымта, отсюда и пойдём.

Движемся к речке. Памятник павшим на войне. Отличительная особенность такого типа скульптурных композиций — на каждом человеке не более одной птички.

В дополнение стандартного набора — памятник ликвидаторам аварии на ЧАЭС. Наверное такие вещи должны быть вдалеке от курортных зон. Человек приехал отдыхать, а вы ему суёте негатив, пусть и чрезвычайно патриотический.

Вот и река Мзымта. А за ней горы.

Эта же река в сторону моря. Вдали виден самолёт.

Здесь лайнеры заходят на посадку в Сочинском аэропорту.

А так река Мзымта впадает в Чёрное море.

Ну а мы впадаем на набережную.

Здесь впервые увидел вот такой мобильный карцер для детей. На самом деле они там очень удобно располагаются. Но вряд ли им понравится разъезжать в закрытой со всех сторон телеге. Открывать надо, но надо ещё, чтоб сзади кто-то ехал и следил, чтоб малыш не вывалился.

Сначала видел 9D, чуть дальше вот 12D.

Но это уже вообще не катит, так как рядом есть 14D.

А эт ваще кердык всем конкурентам.

Скульптура в стиле советский дракон — друг китайского дракона.

Анархо-Охрана.

В сотне метров от набережной армянская церковь — собор Святого Саркиса.

Адлерский маяк — самый старый (1898) и самый южный в России.

Санаторий Южное взморье.

Дальше мы попали часть набережной, которая уже вовсе и не набережная. Там рыбаки сгружают свой улов.

А когда шли обратно один хороший человек загородил проход своей замечательной машиной. Пролезть с коляской не было решительно никакой возможности. Пришлось ждать, пока он закупится рыбой и свалит. Но он извинился, поэтому я не обзываюсь.

А заканчивать нужно на хорошей ноте, поэтому вот вам кот. Он никому не мешал, просто мирно охотился за травой.